Великая дочь России

Автор: | 04.10.2016

«Свет Утренней Звезды», № 1(104) от 7 апреля 2016 г.                           

Людмила Васильевна Шапошникова, известный ученый-исследователь творческого наследия семьи Рерихов, называла Елену Ивановну Рерих, нашу великую соотечественницу, чьи мысли и труды стали путеводной звездой для многих, сотрудницей Космических сил.
Творчество Елены Ивановны помогает нам устремляться по пути духовной эволюции, вносит в повседневную жизнь звучание Беспредельности и одухотворяет ее сознанием космичности и неразрывной связи с мирозданием.

Предлагаем вашему вниманию выступление Людмилы Васильевны Шапошниковой, прозвучавшее в Москве, в Международном Центре Рерихов, 12 февраля 1995 года на вечере, посвященном 116-й годовщине со дня рождения Елены Ивановны Рерих.

 
С.Н. Рерих. Елена Ивановна Рерих. Рисунок. 1930-е гг.

Я благодарю всех, пришедших разделить с нами знаменательный вечер, посвященный великой дочери России – Елене Ивановне Рерих. Сегодня мы отмечаем 116-ю годовщину со дня ее рождения. В этом же году исполнится сорок лет со дня ее ухода. Но чем больше мы отдаляемся от этих дат, тем больше ощущаем влияние этой Великой сущности на нас, на нашу культуру, на наше духовное развитие, на наши мысли.

Елена Ивановна Рерих была той, которая пришла на нашу планету со своей миссией, выполнила и осуществила ее. Этой миссией было принесение Учения Живой Этики. Именно оно было положено в основу нового планетарного мышления у нас на Земле.
Елена Ивановна Рерих была очень высокой духовной сущностью; она была еще и женой своего мужа, матерью своих сыновей и тем «скрепляющим материалом», если можно так сказать, который «цементировал» эту великую семью. Она была ведущей и для Николая Константиновича Рериха и для сыновей, каждый из которых внес свой вклад в нашу культуру, в наше искусство, в нашу науку. И трудно сказать, как бы они себя вели, какой бы они оставили след у нас в памяти, в наших душах, если бы не было Елены Ивановны, которая являлась сердцем семьи.

Вы знаете, семья Рерихов последние годы (около двадцати лет) прожила в Индии. Там ушли из жизни и Николай Константинович, и Елена Ивановна. Если посмотреть на жизнь Елены Ивановны с высокой точки зрения (а я бы хотела посмотреть именно так), то мы заметим сразу одну особенность. С самых ранних лет Елена Ивановна соприкоснулась с миром, где прошлое, настоящее и будущее существовали вместе, где тонкие энергии создавали образы, которые влияли на ее душу.
Уже в ранние годы в видениях и снах она видела Учителя, того, который вместе с ней будет работать над новым Учением Живая Этика, так необходимым для нашей планеты.
Елена Ивановна вышла замуж за художника – Николая Константиновича. Его полотна создали удивительный, таинственный мир, мир Учителей, мир Великих сущностей, мир событий, связанных с Ними. Вы знаете такую картину, как «Сожжение тьмы», где на фоне мрачных ночных Гималаев видны вышедшие в белых одеждах Учителя. Вы знаете «Сокровище гор», где в пещере, освещенной странным таинственным светом, мы видим целый сонм Учителей и главного из них, который держит Чашу с пламенем.
Можно перечислять множество картин. Вы видели картины, называвшиеся «Весть Шамбалы», «Вестник» и многие другие. Конечно, это были картины особого мира, мира Красоты, мира, который в значительной мере связан с Высшим миром, с миром иного, более высокого, состояния материи, более высокого измерения энергетики. Красота, которую творил на своих полотнах Николай Константинович Рерих, была каналом, соединяющим его искусство с этими тонкими мирами, без которых эволюция человечества невозможна. Отрицая эти миры, отрицая их энергетику, мы сами себе подрезаем пути развития, пути продвижения по лестнице эволюции.
С этой точки зрения искусство играет огромнейшую роль. Неся Красоту, оно непосредственно соединяет нас невидимыми каналами с тем миром невидимого, энергетика которого является первичной у нас здесь, на Земле.

Я хочу процитировать это стихотворение поэта Серебряного века Вячеслава Иванова.
И чем зеркальней отражает
Кристалл искусства лик земной,
Тем явственней нас поражает
В нем жизнь иная, свет иной.

Если искусство отражает эту «жизнь иную» и «свет иной», то оно является истинным искусством. Мы всегда распознаем истинное искусство (даже если не будем искусствоведами), потому что оно вызывает в нас самый искренний ответ, самую искреннюю реакцию.
Возьмем, предположим, «Джоконду» Леонардо да Винчи. Леонардо да Винчи – человек очень высоких достоинств, и его картины несут очень высокую энергетику. Если мы смотрим на «Джоконду», то у многих она вызывает или беспричинные слезы, или чувство любви к тому миру, который изображен.
А если, предположим, вы смотрите просто на некий портрет генерала, написанный в духе стиле социалистического реализма, у вас он не вызывает особых эмоций, вы его через пять минут забываете. «Джоконду» же, один раз увидев, вы будете помнить всю жизнь.
В этом – отличие истинного искусства: оно дарит нам Высший мир. Искусство ремесленное этого Высшего мира подарить не может.

Один из крупнейших религиозных философов П. Флоренский, исследуя иконопись (я отвлекаюсь, чтобы пояснить последующие мысли), пишет о том, как художник-иконописец проходит в мир Иной и что он из этого мира приносит.
Флоренский удивительно точно описывает процесс, который происходит с художником. Обратите внимание на удивительный язык Флоренского. «Так, в художественном творчестве, – пишет он, – душа восторгается из дольнего мира и всходит в мир горний. Там, без образов она питается созерцанием сущности горнего мира, осязает вечные ноумены вещей и, напитавшись, обремененная ведением, нисходит вновь в мир дольний. И тут, при этом пути вниз, на границе вхождения в дольнее, ее духовное стяжание облекается в символические образы – те самые, которые, будучи закреплены, дают художественное произведение. Ибо художество есть оплотневшее сновидение».

Более точного определения искусства я, пожалуй, не знаю. Вот это «оплотневшее сновидение», которое отображено в иконах и в картинах истинного искусства, входит в контакт с человеком, и возникает их энергообмен.
В результате энергетического обмена человека с иконой или с картиной могут возникать совершенно неожиданные ситуации, когда, предположим, под влиянием энергетической волны, которая идет от иконы, в человека рождается видение этого невидимого, более высокого, мира. Таким образом, произведения истинного искусства являются дверью или окном в Тот мир; через них в нас входит тонкая, необходимая нам для восхождений, энергетика.
Эти моменты заставляют думать о том, что сами произведения искусства являются посредниками между нами и тонким миром. И если художнику не удается проникнуть в мир Иной, его картины, его иконы оказываются лишены главного – той энергетики, которая необходима для эволюции людей и которая здесь, на Земле, идет через Красоту.

Проникновение в тонкий мир доступно людям очень высокой сущности. В христианстве – это были святые. Они как бы находились между двумя мирами: нашим физическим и более высоким, духовным. У них были сновидения, видения, озарения и т.п., то есть, они практически могли войти в этот Иной мир; они его постигали, они были, как говорит Флоренский, «свидетелями» этих миров.
Флоренский пишет: «святой должен был бы быть художником, но не каждый святой им являлся».
Такой феномен, как Андрей Рублев, который был и святым, и художником – чрезвычайно редкое явление. Но если рядом со святым находится художник, понимающий Тот мир, ощущающий и получающий от свидетеля Того мира впечатления, он может воплотить их на полотне, на доске или картоне.
Это очень интересная и важная вещь в методе, который практиковался на Руси. Подобный метод давал возможность человеку, созерцающему результат такой работы, прикасаться к высшей реальности.

К сожалению, этот метод сейчас забыт и утрачен. Но он оказался возрожден в творчестве двух людей – Николая Константиновича и Елены Ивановны Рерихов. Если Елена Ивановна была непосредственным свидетелем Тонкого мира, то Николай Константинович как художник, ощущавший этот мир и получавший информацию от свидетеля, становился «свидетелем свидетеля».
Таким был тот метод, которым работал Николай Константинович. В результате он создал прекрасные полотна, от которых мы не можем отвести глаз. Но сделал он это потому, что была Елена Ивановна.
Сам он говорил: «Каждое мое полотно должно носить два имени – мужское и женское».
Елена Ивановна, обладая способностью к видению, обладая способностью проникновения в более высокий мир (особенно после 1924 года, когда Учителями был проведен космический эксперимент великого значения, который изменил и повысил уровень ее энергетики), стала ведущей Николая Константиновича и в сфере его художественной деятельности: значительная часть его картин была создана на основе видений Елены Ивановны.

Сегодня мы хотим показать вам рисунки, выполненные самой Еленой Ивановной на основе своих видений. Эти рисунки легли в основу многих полотен Николая Константиновича. Наверное, очень немногие знают, что Елена Ивановна была прекрасным рисовальщиком. Вы можете это понять по работам, которые после окончания нашей торжественной части рассмотрите подробнее.

Впервые с Еленой Ивановной–художником я столкнулась, когда мне в руки попала первая ее записная книжка, где она записывала беседы с Учителем. Вы знаете, эти беседы имели отношение к созданию Живой Этики. И вот вместе с фразами, которые она писала, я обнаружила рисунки, выполненные очень твердой, очень опытной рукой. Я подумала, что их делали Николай Константинович или Святослав Николаевич: Елена Ивановна записывала, а потом, наверное, говорила – вот здесь надо нарисовать то-то и то-то. Но Святослав Николаевич сказал мне, что это рисовала сама Елена Ивановна.

Те рисунки, которые мы вам сегодня покажем, были найдены мною, когда я в Бангалоре собирала наследие, подаренное Святославом Николаевичем Рерихом нам, Международному Центру Рерихов, а тогда Советскому Фонду Рерихов. Причем эти рисунки я обнаружила в большой куче разнообразного мусора. Это были обрезки бумаги, из которой обычно делают выкройки. Наверное, в свое время это и были выкройки и обрезки от них: чтобы специально не искать бумагу, Елена Ивановна использовала то, что оказывалось под рукой. Одни листы были свернуты в рулон, другие смяты и разбросаны по разным местам. Вначале я точно не поняла, что это такое. Но увидев какие-то линии, какие-то рисунки, я забрала их с собой. А когда мы здесь уже все посмотрели, разложили и осмыслили, я поняла, что это как раз те рисунки, которые делала Елена Ивановна по своим, как говорится, «оплотненным сновидениям».
Эти рисунки потом перерабатывал Николай Константинович, беря «информацию» свидетеля за основу своих полотен, где были отображены идеи Живой Этики, где в прекрасных образах была отражены история пятой расы.

Вот эти рисунки. Справа изображен Акбар – одно из воплощений Учителя; он уже в преклонном возрасте. Внизу Сергий Радонежский – тоже воплощение Учителя. Здесь все подписано: Елена Ивановна писала прямо на рисунке. Затем изображен Архангел Михаил, затем молодой Акбар, затем Гавриил. Несколько раз изображены группы храмов, принадлежащих разным религиям.
Очевидно, это был момент, связанный, соотносящийся с идеей синтеза религии, философии и искусства.
Эти работы мы привели в порядок, и сейчас они могут составить удивительную страницу жизни Елены Ивановны Рерих, которая здесь выступает, как выступали христианские святые, свидетелем Иного, или невидимого, мира. Эта небольшая страничка жизни Елены Ивановны была связана с творчеством великого художника нашего времени – Николая Константиновича Рериха.
Они работали по тому традиционному христианскому методу искусства, когда свидетель-святой и большой художник – «свидетель свидетеля», творили вместе в гармонии. Художник наносил на полотно те образы, которые складывались в момент перехода информации Высокого мира в информацию мира нашего, земного, когда происходило уплотнение («оплотнение», – как пишет Флоренский) «горних» сновидений.
Вот почему энергетика картин Николая Константиновича так же высока, как энергетика любого истинного произведения искусства. Вот почему его картины тоже могут быть восприняты как определенные каналы проникновения в мир невидимый, в те самые миры, которые, согласно учению Живой Этики, к нам сейчас приближаются; в миры, к которым должно приближаться и наше сознание.
И в этом приближении сознания к миру невидимому, очень важному для нашей эволюции, огромнейшую роль сыграла Елена Ивановна Рерих.

Заканчивая выступление, я хочу повторить мысль о том, что чем дальше мы уходим от главных дат ее жизни – родилась и ушла – тем больше мы понимаем, с кем имела дело планета Земля в ХХ веке.
Я полагаю, наши потомки еще более ясно будут понимать это.
Вот о чем я хотела сказать сегодня в светлый день рождения великой женщины – Елены Ивановны Рерих.
Спасибо за внимание.

(Visited 6 times, 1 visits today)

Добавить комментарий